Опасное возвращение для «армейцев». Василий Березуцкий может разрушить работу брата в ЦСКА

0
15

Опасное возвращение для «армейцев». Василий Березуцкий может разрушить работу брата в ЦСКА

Тренерские дуэты работают, когда есть субординация.

Даже великие тренеры ссорились в дуэтах

Клаф и Тейлор выиграли много трофеев вместе, но постоянно ссорились. Формально Брайан был прав, Питер являлся ассистентом. Но никто не оспаривает важность второго номера в этих профессиональных отношениях. Рассорились настолько, что не разговаривали до неожиданной смерти Тейлора на курорте в Испании. Разумеется, Клаф тяжело пережил смерть друга, пришел на похороны, но в футболе им суждено разойтись навсегда.

Бувач был правой рукой Клоппа много лет, но все завершилось большой ссорой. Сейчас спортивный директора «Динамо» и тренер «Ливерпуля» не общаются, хотя в старые времена праздновали знаменитые победы вместе. У Зидана, пока был помощником Анчелотти, были конфликты с Карло – пробивалось желание Зинедина руководить самому. И Моуриньо, и Гвардиола время от времени отпускали помощников в свободное плаванье.

Рано или поздно каждый Артета хочет получать на орехи от Роя Кина как главный тренер. И далеко не всегда у прирожденных ассистентов получается. Стив Макларен был хорошим помощником сэра Алекса Фергюсона, но стал нелепым главным тренером, самостоятельная карьера не сложилась. Похожая история у Олега Базилевича после работы с Лобановским. Вместе подготовили киевское «Динамо» к победам в еврокубках, но разошлись.

В этом списке абсолютно все намного круче, чем братья Березуцкие. И нет близких родственных связей, которые добавляют достоевщину. Невозможно представить, что Джеки Чарльтон успешно тренирует, когда в штабе его брат Бобби. Они и в жизни много лет не разговаривали. Ни Каннаваро, ни Индзаги не могли бы работать вместе. Такая формула просто не работает, футбол не семейный бизнес, а коллективный, где подчинение – важная часть успеха.

Алексею Березуцкому не испортят тренерскую карьеру, только если его брат Василий примет роль ассистента. И в этом есть большие сомнения.

Игнашевич и брат Василий обиделись на ЦСКА

Оба достаточно умные, чтобы не сделать таких заявлений, как Дзюба про «Зенит» и «выбросили меня, как шавку». Так что фанаты «армейцев» точно не настроены против Василия Березуцкого. Но когда новое руководство из ВЭБ решило, что Ивица Олич совсем без опыта годится на роль главного тренера, то сразу несколько человек огорчились и затаили обиду, рассчитывая занять пост Ганчаренко.

Во-первых, Игнашевич, ведь в 2018-м работал в молодежной команде ЦСКА. Позже перешел в «Торпедо», где были и успешные отрезки, и откровенно плохие. Но и у Зидана в «Кастилье» не было выдающихся результатов. ЦСКА мог пригласить Игнашевича, но выбрали Алексей Березуцкого. Сергей Николаевич возглавил «Балтику», которая идет на седьмом месте в ФНЛ в пяти баллах от зоны стыковых матчей.

Во-вторых, в ЦСКА задели Василия Березуцкого. Как и Игнашевич, с 2018-го года начал тренерскую карьеру. Работал в «Витессе» помощником Слуцкого, затем пошел на руководящую должность в ЦСКА, а позже вошел в тренерский штаб. С Ганчаренко, раз перебрались в Краснодар, ладил неплохо, а вот на Гинера и Орешкина обиделся, ведь непонятного Олича в клубе поддержали, а вот Василия главным не сделали.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Осаждённая «Барселона». Кризис во всех сферах

Проходит время, ассистент Ганчаренко не показывает ничего выдающегося в «Краснодаре», но его возвращают в ЦСКА. Логики в этом решении мало.

У Алексея Березуцкого вырисовывался почерк

Алексей думает, что ему нужен Василий в штабе, поскольку брат всегда был рядом. У них хорошие отношения, но это личные связи, а не профессиональные. Футболисты чувствуют, кто альфа. У близнецов ведущая роль у старшего, который родился на двадцать минут раньше, чем главный тренер ЦСКА. Березуцкий, который вернулся из Краснодара, не привык подчиняться брату. В футболе все было аналогично.

У одного 101 матч за сборную, а у другого лишь 58 поединков. Василий играл в футбол лучше, чем брат. Тренера формирует характер. Каков шанс, что более спокойный Алексей сможет поставить брата на место так, как Гвардиола своих помощников, или Клопп правую руку – Пепа Лейндерса? Кстати, по короткому отрезку, когда голландец был главным из-за болезни немца, стало понятно, что в «Ливерпуле» назревает конфликт, 39-летний ассистент очень амбициозный.

Невозможно представить, что Василий Березуцкий, который тренировал атакующий «Краснодар», вдруг в ЦСКА, где Алексей танцевал от печки – пропустили меньше всех в первой части сезона РПЛ, откажется от своих взглядов на футбол. При этом оба в новом чемпионате не могут похвастаться завершенностью тренерских проектов. «Армейцы» неумело атаковали, а в защите благодарить нужно не схему, а Акинфеева. Но множат недосказанность на недосказанность.

Причем как раз Алексей Березуцкий – помним неплохой план на игру с «Зенитом», медленно прибавлял и ждал усиления состава (взрывного Медину, хитрого Языджи и еще одного пока неназванного новичка), а не нуждался в наличии рядом Василий Березуцкого, который хотел его работу. Не уверен, что Гинер из тех, кто перечитывает Шекспира, но «армейцы» превращают весенний отрезок сезона в концовку нового сезона сериала «Наследники».

Стравливают братьев, один из которых терпеливо дождался предложения быть главным, когда никого лучше не нашли. А второй хлопнул дверью и ушел работать с эмоционально нестабильным Ганчаренко. Как бы Алексей и Василий сейчас не пошли параллельным путями, как белорус и Галицкий на юге России. Тяжело сказать, что Василий может дать ЦСКА как тихий помощник в углу. Будь он настолько полезным ассистентом, Слуцкий забрал бы с собой в Казань.

Нет сомнений в обаятельности и интеллекте старшего Березуцкого. Но лучше бы начал собственную тренерскую карьеру, чем портил брату сложный путь, который в любой момент может оборваться приглашением в ЦСКА иностранца. Алексей Березуцкий любознательнее, осторожнее, а Василий веселее и агрессивнее. Речь не о традициях, о которых говорит Семин, а о личных качествах.

Старший Березуцкий мечтал стать главным, а теперь подает мячи в команде босса Алексея. На словах готов быть вторым номером, а на практике?