Кодола: «Вышел на ринг с Разиным – надо боксировать без задней мысли»

0
29

Кодола: «Вышел на ринг с Разиным – надо боксировать без задней мысли»

Нападающий «Северстали» Владислав Кодола в интервью KHL.ru рассказал об игре за сборные России и Белоруссии, несостоявшемся переходе в «Ак Барс» и боксёрском поединке с Андреем Разиным.

«Северсталь», прямо сейчас занимающая первое место в индексе силы КХЛ, команда тренерская. Мало кто будет спорить, что её главная звезда – Андрей Разин. Но блестящий в прошлом центральный нападающий не может сам выходить на лёд. За несколько лет Разин создал костяк из молодых игроков, который олицетворяет собой череповецкий хоккей. Частью этого костяка, без сомнений, является Владислав Кодола. Белорус, на протяжении нескольких лет защищавший цвета сборной России, играет на той же позиции, на которой выступал его тренер. В прошлом сезоне Владислав стал вторым бомбардиром команды после Александра Петунина, ушедшего в межсезонье в московское «Динамо». Кодола остался и на данный момент является лучшим снайпером череповчан.

«Нас прёт сейчас, «Северсталь» на подъёме, хочется и дальше так играть»

– В КХЛ есть Индекс силы, и там «Северсталь» после первого этапа чемпионата занимает первое место. Лично вы прилив этой силы ощущаете?
– Конечно! Нас прёт сейчас, команда на подъёме. Хочется и дальше так играть. Эта пауза не очень кстати, может сбить наш ритм. Хотя, с другой стороны, может и на пользу пойдёт. Тут никогда не угадаешь.

– 26 матчей за два месяца. Ощущаете себя марафонцем?
– В принципе, и в предыдущие годы был плюс-минус такой же график. Мы должны быть готовы. Для этого есть предсезонка и эти паузы на Евротур. Для меня такое количество матчей, напротив, интереснее. Больше играем, меньше тренируемся.

– Как проводите те редкие дни, когда вам представляется отдых?
– Прежде всего, выспаться охота (смеётся). Признаюсь, поспать я люблю. Нравится съездить с девушкой и друзьями за город, сходить в баню, погулять по парку.

Кодола: «Вышел на ринг с Разиным – надо боксировать без задней мысли»

– Почему вы сейчас не в сборной Белоруссии?
– Меня вызывали, но сказали решить самому. Там довольно тяжёлый турнир: три игры за три дня, перелёты. Я посчитал, что сейчас лучше восстановиться. Нам предстоит очень важный отрезок в чемпионате.

– Вам такие привилегии положены как одному из ведущих игроков сборной?
– Я бы не сказал, что я ведущий игрок. Но если посмотреть состав сборной, то там много новичков. Я считаю, это правильно, что дают проявить себя молодым ребятам.

– Из «Северстали» достаточно сборников, которые разъехались по разным сборным. За кого вы особенно рады? Вы же лучше знаете, для кого это сюрприз или особое событие.
– За всех рад! За Диму Шугаева или, например, за Игоря Гераськина. Знаю, что он играл только за юниорскую сборную России, а теперь получил вызов в олимпийскую. Классно, что ребята поиграют на таком уровне, почувствуют на себе новую атмосферу, получат эмоции.

– Шостак вызван в сборную Белоруссии, Шугаев – в сборную России. Сейчас всем очевидно, что ваши вратари справились. Но на момент травмы первого номера «Северстали» Владислава Подъяпольского в команде не было паники?
– У нас у полевых игроков такого точно не было. Может быть, у вратарей было что-то подобное? Но они игрой доказали, что способны справляться с давлением и нагрузками. Я лично знал, что Шугаев нас может подтащить. У Шостака было не всё стабильно, но с опытом всё приходит.

– Недавно в «Северстали» воссоединилась давняя связка Пилипенко – Вовченко. Вы же свидетель того, как все начиналось, были с ними вместе на Мемориале Глинки.
– Я не помню, была ли уже тогда эта связка. Знаю лишь, что Кирилл и Даниил давно дружат, общаются. Думаю, сейчас Пилипенко и брали для того, чтобы он играл вместе с Вовченко.

– Вы все одного года, вместе играли за одну юниорскую сборную. Между вами есть какая-то особая «химия»?
– С Пилипенко я до недавнего времени не играл, а с Вовченко мы играли ещё по школе, потом по МХЛ. У меня связка с ним, а у него с Пилипенко. Мы должны всё это объединить.

– Снова оказавшись не только в одной команде, но и в одном звене, Вовченко и Пилипенко вас вообще замечают?
– Как они могут меня не замечать? Я же центральный! Без меня никак (улыбается).

«В 2019 году готовился к переходу в «Ак Барс», на 90% всё было сделано»

– В прошлом году Разин сказал, что Вовченко повзрослел. А у вас когда этот момент произошёл?
– Когда Андрей Владимирович в команду пришёл – тогда. Где-то с его стороны были воспитательные моменты, но и возраст уже наступил.

– Следите за тем, как дела у вашего бывшего напарника Александра Петунина в «Динамо»?
– Да-да. Конечно. Когда он забивает или как-то по-другому себя проявляет – мы с Вовченко пишем ему, поздравляем, как-то подкалываем. Следим друг за другом.

– Петунин в этом сезоне немало играл в звене с Шипачёвым. Выходя против Вадима в плей-офф, убедились в том, насколько он хорош?
– Все знают, какой игрок Вадим. Как он поляну видит, как игрой тройки руководит. У него можно подглядеть мелкие детали, игровые хитрости. Понятно, что когда человек столько очков набирает – стараешься понять, за счёт чего это у него получается.

– По сравнению с прошлым сезоном у вас пусть на пару процентов, но подрос показатель игры на вбрасываниях, но он все равно ниже 50%. Это ваша главная проблема?
– Да. Это один из моих минусов. И мне об этом говорят, и я это прекрасно понимаю. Юрий Трубачёв, как тренер по нападающим, мне в этом помогает. Отрабатываю на тренировках, но отчасти это зависит от удачи.

Кодола: «Вышел на ринг с Разиным – надо боксировать без задней мысли»

– Трубачёв же и сам в бытность игроком был центральным. Привыкли, что он уже не игрок, а тренер?
– Сейчас то уже, конечно. А в прошлом сезоне было ещё немного непривычно.

– Про вас в 2019 году писали: «Кодола переходит в «Ак Барс». Но вы всё ещё игрок «Северстали» Как было дело на самом деле?
– Я это узнал неожиданно. Увидел в новостях, позвонил агенту, начал узнавать. Он сказал, что на 90% всё сделано. Готовился морально и физически к этому переходу. Но тут меня вызвал к себе главный тренер и сказал, что всё сорвалось.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Донбасс добыл победу в заключительном матче группового этапа Лиги чемпионов

– Где находились в тот момент?
– Я был даже не в Череповце, а в расположении олимпийской сборной России. Руки не опустились, но двоякие были ощущения. Появилась какая-то растерянность. Всё-таки, я к тому моменту уже долго жил и играл в Череповце. Не понимал, почему меня решили обменять. Тем более, никто ничего не объяснил.

– Расскажите, что такое говорит игрокам Разин, что они остаются в Череповце? Не только вы, но и Гераськин, Подъяпольский, ранее Вовченко продлевали с «Северстали» контракты.
– Честно, не знаю почему другие ребята остаются. За себя могу сказать, что ничего особенного Андрея Владимирович не говорил. Я сам понимаю, что здесь мне дают играть, здесь мне доверяют. К тому же у нас молодая команда, играющая в хоккей, который мне нравится. Все на одной волне.

– То, что Разин совмещает должности тренера и генеральный менеджера, влияет на переговоры?
– Понятно, что если бы был генменеджер – была бы ещё одна сторона со своим мнением. Лучше это или хуже – судить не мне. Но раз результат есть, значит Разин справляется с совмещением.

«Боксировали с Разиным три раунда по три минуты, наверное, была ничья»

– Вы ведь один из тех, кто стоял с Разиным в ринге. Каково это?
– Интересно! И в тоже время необычно. Когда это было первый раз — я уже сходил в душ, переоделся, а Андрей Владимирович меня позвал. Побоксировали три раунда по три минуты.

– Когда заносишь перчатку в сторону лица главного тренера, не ловишь себя не мысли, что так можно и место в составе потерять?
– Да нет, об этом уже не думаешь. Раз вышли на ринг – надо боксировать без задних мыслей. Попадёт – ничего страшного, мы же не в полную силу рубимся. Аккуратно, с головой. Но всё равно интересно.

– Кто тогда победил в вашем поединке?
– Не знаю, наверное, было ничья (улыбается). У ребят, которые смотрели со стороны, надо спрашивать.

– Вы ведь не самых больших габаритов. Для вас драки — редкость?
– На льду я и правда дерусь крайне редко. А те боксёрские тренировки, что у нас были на предсезонке, это и полезно и интересны. Габариты? Есть же боксёры разных весовых категорий, это не проблема.

Кодола: «Вышел на ринг с Разиным – надо боксировать без задней мысли»

– Есть ли ещё в тренировочном процессе Разина что-то необычное?
– Бокс – прежде всего. До этого я никогда с таким не сталкивался. Ну и баллоны с ним ассоциируются.

– Команду в межсезонье покинули Кирилл Адамчук и Владислав Провольнев – крепкие парни, любящие проводить силовые приёмы. Не стала ли «Северсталь» без них слишком мягкотелой?
– Они, конечно, силовые ребята. Вместо них пришли парни поменьше. В них не столько мощи, но все стараются и бьются. Компенсируем командным желанием.

– Поясните, почему легкие и невысокие игроки так комфортно чувствуют себя в хоккее Разина?
– Берём очки за счёт своих козырей. Это скорость и выносливость. Стараемся играть в быстрый хоккей. В принципе, получается. Главное – летом заложить определённую базу, чтобы хватало силёнок.

– В интернете сейчас много инсайдов о том, сколько получают отдельно взятые хоккеисты, какие бюджеты у команд в целом. «Северсталь» там явно не в топе. Чувствуете себя Робин Гудами?
– Может быть, каждый внутри это и чувствует. Но ничего такого не обсуждаем. Прежде всего, хотим себе доказать, что можем обыгрывать кого угодно. Главное верить в свои силы.

– А не обидно, что очков у вас с ЦСКА почти поровну, но москвичи приближаются к потолку зарплат, а «Северсталь» находится на уровне пола?
– Напротив, нас это должно окрылять и нести вперёд. Мы не смотрим, у кого какие бюджеты. Наша задача – выходить и делать свою работу.

– В детстве вашим любимым клубом в НХЛ был «Питтсбург». В связи с этим вам, как центрфорварду, вопрос: Малкин или Кросби?
– Кросби. У меня дома в Беларуси даже висят фотообои с его изображением.

– 87-й номер не думали взять?
– Я в школе играл под ним. Когда Шипачёв перешёл из «Северстали» в СКА, джерси из первой команды отдали нам. Я играл в джерси Шипачёва.

– А в России и Белоруссии за какой клуб болели?
– У себя в Гомеле болел за местную команду, а когда переехали в Череповец — за «Северсталь». Играя в школе, всегда ходил на матчи главной команды и мечтал за неё когда-нибудь сыграть. Рад, что это осуществилось.

«Принял решение играть за Белоруссию, но в сборной России чужаком себя не чувствовал»

– Почему переехали именно в Череповец?
– Сначала переехал в Питер. И там по северо-западному округу играли с «Северсталью». Тренер из Череповца предложил перейти к ним. Мы с отцом знали такой город, что там есть своя школа, МХЛ и КХЛ. Всё это происходило где-то в 14-15 лет.

– В Белоруссии было сложно развиваться?
– Не то чтобы сложно, но уровень на тот момент немного начал падать. Некоторые ребята начали уезжать. Мы тоже.

– В Википедии у вас до сих пор висит фотография в форме с двуглавым орлом. Теперь этот период в любом случае в прошлом. Но что для вас значила игра за сборную России?
– Мне кажется редко можно встретить ситуации как у меня, когда игрок за карьеру успевает сыграть за две сборные. Так что, конечно, это необычно. Я стараюсь из всего брать только лучшее. Игра за сборную России – это огромный опыт. Но на родине было много разговоров, где-то критика. Не то чтобы это меня заставило выступать за сборную Белоруссии, но я принял такое решение.

– Не чувствовали себя чужаком в сборной России?
– Не сказал бы. У меня половина родственников из России. Я сам себя считаю на половину русским. Так что такого ощущения точно не было.

– Вы говорили, что возможность сыграть за сборную Белоруссии на чемпионате мира –мечта. Мечта не омрачилась тем что ЧМ-2021 перенесли из Минска?
– Конечно, было обидно. Но всё равно сыграть на чемпионате мира – это честь, большое событие для меня. Хочется и в следующем году поехать. Я был на ЧМ-2014 в Минске, помню сумасшедшую поддержку болельщиков и игроков сборной России, против которых сейчас играю в КХЛ.

– Вы же на чемпионат мира поехали с травмой?
– Да. Изначально я не должен был ехать. Но восстановление пошло быстрее и получилось принять участие в турнире.

Кодола: «Вышел на ринг с Разиным – надо боксировать без задней мысли»

– Ни чемпионат мира, ни олимпийская квалификация сборной Белоруссии не удались. А какое послевкусие у вас осталось от этих турниров?
– Что касается олимпийской квалификации, то даже особо не верилось, что выиграв всего несколько игр, можно попасть на Олимпиаду. Олимпиада для меня это нечто особенное и глобальнее! Это были бы эмоции на всю жизнь. Спасибо болельщикам, которые нас поддерживали и искреннее переживали. Но не сложилось.

– Кто лучший белорусский игрок, которого вы видели живьём или по телевизору?
– Грабовский, наверное. Он первый приходит на ум. Скоростной и техничный хоккеист, как и я, центральный нападающий.

Досье

Владислав Александрович Кодола
Родился 30 октября 1996 года в Гомеле, Белоруссия
Карьера: 2013-2014 – «Сарния» (OHL), 2015 – «Сагино» (OHL), 2015-2016 – «Алмаз» (МХЛ), 2016 – н.в. – «Северсталь».